Вход в аккаунт

Случайная картинка

ЭРИТРОЦИТЫ

Опрос

Сколько людей ты отрезвил(а)? :

Новое на сайте

Новые комментарии

Психологические особенности пьющих людей

Ученые провели множество исследований, пытаясь выявить черты характера, предрасполагающие к формированию алкоголизма. Предполагалось выявить так называемую алкогольную личность, то есть тип людей, которым на роду написано стать алкоголиками. Однако убедительных данных в пользу существования специфической алкогольной личности получено не было. Оказалось, что становятся пьющими как холерики, так и флегматики, как сангвиники, так и меланхолики, злоупотребляют алкоголем высокообразованные и малограмотные, талантливые и недалекие, психически здоровые и душевнобольные.

Отчетливо прослеживалась другая закономерность, а именно – однотипное влияние алкоголя на личность. Злоупотребление алкоголем отражается не только на внешности, но и на характере. Изначально разные, пьющие люди с годами становятся все больше похожи друг на друга, этот процесс называется нивелировкой личности, заканчивающийся стандартной деградацией по алкогольному типу.

Пьющим людям присущи также определенные психологические особенности, затрудняющие избавление от алкогольной зависимости. Остановимся на главных из них:

1. Неадекватное отношение к болезни

Оно проявляется в трех вариантах.

А) анозогнозия – полное отрицание болезни. Это самый тяжелый случай. Окружающим все предельно ясно, только сам пьющий упорно повторяет, что в жизни у него все в порядке и алкоголь ему никак не мешает. Вы можете сейчас проверить себя. Если родственники не раз убеждали вас бросить пить, а вы отвергали их призывы, считая, что с алкоголем у вас нет проблем, то это означает, что помимо алкогольной зависимости вы страдаете еще анозогнозией. Этот диагноз звучит суровым приговором и означает, что при таком отношении к ситуации шансов бросить пить нет. Чтобы победить алкогольную зависимость сначала нужно избавиться от анозогнозии, то есть освободиться от иллюзий и ложных представлений. Необходимо набраться смелости белое называть белым, а черное – черным. Нужно научиться быть честным хотя бы перед самим собой.

В) недооценка тяжести болезни. В той или иной степени недооценка присуща большинству алкоголиков. Человек отчасти соглашается, что сложности с алкоголем у него бывают, но считает, что дела обстоят не настолько плохо, чтобы полностью отказываться от алкоголя. Он делает попытки перейти на более легкие напитки и контролировать дозу, оставаясь безосновательно убежденным, что в случае необходимости ему в любой момент не составит труда перестать пить. Как определить, пора бросать пить или момент еще не настал? Если есть сомнения, лучше всего в этом вопросе положиться на родственников: со стороны виднее, они объективнее оценивают ситуацию. Если близкие люди уверены, что давно пора, то лучше всего не терять время.

С) переоценка тяжести болезни. Это состояние, по сравнению с анозогнозией и недооценкой, встречается редко. Пьющий человек с элементами демонстративности заявляет, что он алкоголик, но болезнь его настолько тяжела, что излечиться невозможно. Что в такой ситуации ему остается делать? Не правда ли, удобная позиция? Тем, кто ощущает свою беспомощность, я посоветую как можно чаще задавать себе вопрос: «Что я сделал для того, чтобы бросить пить?»

Неадекватное отношение к болезни встречается не только при алкоголизме, но и при других заболеваниях.

Анозогнозия свойственна различным зависимостям, включая пищевую и игровую.

Недооценка заболевания часто наблюдается у лиц, страдающих гипертонической болезнью, особенно при медленном развитии заболевания. Больные часто адаптируются к повышенному артериальному давлению, не ощущают его и поэтому игнорируют мнение врача о необходимости наблюдения и лечения, хотя гипертоническая болезнь опасна различными осложнениями.

Переоценка тяжести заболевания встречается при вегетативных кризах – приступах дурноты со страхом смерти. У таких больных надолго сохраняется страх повторения приступов, несмотря на объяснения врачей, что такие кризы опасности для жизни не представляют.

Мы рассмотрели варианты неадекватного отношения к болезни. Давайте теперь уясним, что считается правильным отношением к болезни. При адекватном отношении пациент соглашается с заключением врача, придерживается рекомендаций и выполняет предписания.

2. Эгоцентризм

Злоупотребляющие спиртным напоминают маленьких избалованных детей. И те и другие не понимают, что рядом с ними находятся тоже люди, имеющие право на собственные взгляды и убеждения, свой внутренний мир, наконец, право быть счастливыми. Неизбежный конфликт с близкими родственниками, пытающимися урезонить пьющего человека, ведет к еще большему отчуждению. Алкоголик до поры до времени (пока не превратился в развалину) убежден, что он сам себе голова и родственники ему не указ. Эмоциональный разрыв с близкими людьми в итоге оборачивается полной изоляцией пьющего и тоскливым одиночеством. Физически алкоголик может оставаться среди людей, а психологически – одинок настолько, что время от времени готов покончить с собой.

Наладить отношения с родственниками, научиться их слушать и понимать – один из первых шагов, который предстоит сделать на пути избавления от алкоголизма.

Война с родственниками бессмысленна и разрушительна. Ее нужно как можно быстрее прекращать. Я советую снять все претензии к близким людям, потому что истинная причина конфликтов заключается только в том, что родственники мешают пить и портят пьянку. А может быть, вместо агрессии, за это им нужно сказать спасибо?

Больные алкоголизмом патологически не любят терпеть любой дискомфорт. Психологи называют это низкой фрустрационной толерантностью. У пьющих людей сформирован устойчивый поведенческий стереотип все проблемы решать с помощью стакана. Розы без шипов не бывают. В жизни есть много того, что нам не нравится и что мы не можем изменить. Способность терпеть играет не последнюю роль. Кто не умеет и не учится терпеть, тот ничего не добивается в жизни. Мудрые люди знают, что все проходит. Понимание этого закона помогает им преодолевать жизненные невзгоды.

3. Непоследовательность и раздвоение личности

Один из самых глубоких писателей-психологов Сомерсет Моэм непоследовательность считает типичной чертой человеческой натуры. У пьющих людей это особенно заметно, у них действительно семь пятниц на неделе. Еще вчера собирался бросать пить, а сегодня уже передумал. У алкоголиков крайне неустойчива самооценка, зависящая всецело от давности употребления спиртного. На одном полюсе встречаются бредоподобные идеи величия в состоянии опьянения, на другом, всего лишь через несколько часов, - самоуничижение с суицидальными мыслями в состоянии похмелья.

Приведу пример массовой крайней непоследовательности, с которой я столкнулся лично. Я созревал медленно, и мне было уже 29 лет, когда я окончательно понял, что как врач перестану прогрессировать без знания английского языка, так как почти вся научная медицинская литература издается на английском. И я поступил на платные двухгодичные курсы английского языка. Начинать пришлось с нуля (в школе и мединституте я изучал немецкий язык). В группе оказалось человек тридцать, почти все раньше учили английский. На их фоне на первых порах, когда нам преподавали вводно-фонетический курс, я чувствовал себя болваном, потому что ничего не понимал. Я не понимал, что означают простые служебные фразы, вроде «repeat it all together», но их звучание в устах преподавателя ласкало мой слух. Мне было трудно втянуться, и в какой-то момент стали появляться сомнения, потяну ли я иностранный язык. Помню, как наш преподаватель давала открытый урок для своих коллег. Она в основном опрашивала сильных учащихся, чтобы показать товар лицом. Но пару раз задала и мне какие-то самые элементарные вопросы, на которые требовался краткий ответ, типа «Yes, I am» или «No, I am not». К моему стыду, я и этого не мог сделать и испытывал неловкость за то, что подвел преподавателя. Чувствовал я себя в тот момент скверно, но продолжал старательно заниматься и занятия не пропускал.

Другим учащимся начальный курс обучения давался легко, для них это было повторением знакомого материала. Тем не менее вскоре многие начали пропускать занятия и отсеиваться. Ради этого я и рассказываю свою историю, чтобы отметить эту особенность поведения людей. Только что они заплатили за полгода обучения, а через две-три недели после начала занятий бросали курсы. Не странно ли? На что они рассчитывали? Сначала я подумал, что это случайность, но затем убедился, что скорее закономерность. На протяжении двух лет в нашу группу вливалось много новых учащихся из таких же полураспавшихся групп, и многие из них тоже отсеивались. В результате из тридцати человек, составлявших первоначальную группу, двухгодичные курсы закончили только двое или трое. А трехгодичные курсы для совершенствующихся закончил лишь один человек, который на этот раз смотрелся вполне приемлемо в сильной группе и чувствовал себя превосходно. Результата добились только самые стойкие, все остальные выбросили деньги на ветер.

Почему мы так непоследовательны, почему не хотим предпринимать ни малейших усилий над собой? Почему пьющие люди, бросая пить, так часто дают потом обратный ход? Почему сначала «завязывают» и выглядят совершенно довольными, а спустя какое-то время «развязывают»? Можете ли вы дать ответы на эти вопросы? Попробуйте прямо сейчас высказать свою версию о людях в целом и о себе конкретно. Не так страшно, если за нашу непоследовательность мы расплачиваемся потерянными деньгами. Но как быть, если расплачиваться приходится потерянной жизнью?

Непоследовательность у алкоголиков часто достигает степени раздвоения личности. В этом случае в эмоционально-волевой сфере человека сосуществуют две противоборствующие силы, назовем их «наркоманическим Я» и «здравомыслящим Я». Борьба между ними может быть явной и осознаваемой, когда, например, «наркоманическое Я» настойчиво уговаривает: «Выпей!», а «здравомыслящее Я» одновременно останавливает: «Не пей!».

В яркой форме раздвоение личности проявилось у Джека Лондона. Его автобиографическая повесть «Джон-Ячменное зерно» полна противоречивых суждений о его взаимоотношениях с алкоголем. С одной стороны, он гневно осуждает пьянство и выступает за полный повсеместный запрет алкоголя, с другой стороны заявляет, что настоящий мужчина должен пить. По ходу повествования Лондон много раз подчеркивает, что благодаря железному организму ему удалось спастись от разрушительного действия Ячменного зерна (алкоголя), но в конце книги он уже относит себя к неизлечимым алкоголикам. А страницей раньше утверждает, что алкоголизм вообще не существует, есть лишь привычка. Он красочно описывает собственные попойки, в деталях рассказывает, как уже в пятнадцатилетнем возрасте упивался в стельку, однако делает вывод, что в целом пьет с умом и с осторожностью. Лондон пишет, что «всеми силами боролся против Ячменного зерна», но никаких фактов в подтверждение этого тезиса мы в книге не находим. Скорее наоборот, он приложил много сил, чтобы в конце концов спиться. Если верить Лондону, ему никогда не нравился вкус алкоголя и он, преодолевая отвращение, запихивал в себя спиртное исключительно ради компании, и лишь лет через 20 постоянных тренировок у него появилось влечение. Приведу выдержки из трех последних абзацев повести, отчетливо показывающих, насколько у Лондона «наркоманическое Я» доминирует над «здравомыслящим Я», которое в самом конце проявляется в виде слабого и горького голоса сожаления:

«… Поднимем бокалы! Магическая фраза! Лучшей, пожалуй, не найдешь во всем нашем языке. Привычка пить укоренилась в моем сознании и осталась на всю жизнь. Я люблю остроумную беседу, задушевный смех, громкие голоса мужчин, люблю, когда друзья, подняв бокалы, гонят прочь однообразие и скуку.

Итак, я решил.… Буду все-таки пить время от времени! Несмотря на все мои книги, несмотря на все философские мысли, нашедшие во мне особый отклик, я решил спокойно продолжать то, к чему привык. Буду пить, конечно, умереннее и осторожнее, чем раньше. Я уже не позволю себе превратиться в ходячий факел,…

… И все же скажу в заключение, что напрасно мои предки не уничтожили Ячменное зерно прежде, чем я родился на свет. Очень жаль, что он процветал там, где я провел детство и молодость, иначе я бы не познакомился и не сблизился бы с ним»[1].

Всего через три года после опубликования повести Джека Лондона не стало. Железный организм не выдержал. Он прожил 40 лет. Лондон видел корень зла в доступности Ячменного зерна и пытался спасти человечество с помощью запрета алкоголя. Но начать с себя все же не захотел.

Противостояние светлых и темных сил при раздвоении личности бывает также скрытым и неосознаваемым. Скажем, кто-то бросил пить, но вместо радости освобождения от рабства испытывает чувство неполноценности, ощущает себя не в своей тарелке и не может понять, в чем дело. А дело в том, что его коварное подленькое «наркоманическое Я» пытается исподтишка взять реванш. Как похоронить это смертельно опасное «наркоманическое Я»? Об этом в нескольких словах не скажешь. Если дочитаете книгу до конца, то увидите, что вся она посвящена тому, как избавиться от раздвоения личности.

4. Инертность

Пьющие люди, не задумываясь, плывут по течению, теряя год за годом. У многих организм уже давно просто физически не переносит спиртное, а они все по-прежнему пытаются запихнуть в себя еще и еще. Даже если наступает прозрение, переход от слов к делу затягивается на непозволительно долгое время. Люди, добивающиеся успехов в жизни, не могут себе позволить транжирить время.

Мой читатель, хочу спросить вас: на что вы надеетесь? Полагаете, что, когда будет нужно, вы легко откажетесь от алкоголя? Мол, бросить пить никогда не поздно, еще успею. Так многие считают. Выпили бочку, а хотят – цистерну. Может быть, свое вы все-таки уже выпили, пора и честь знать?

Многие пьющие живут с иллюзией, что смогут бросить пить в любой момент, поэтому торопиться с этим не следует. Но после нескольких неуклюжих неподготовленных попыток бросить пить у них резко меняется оценка ситуации, появляется гнетущее чувство, что уже слишком поздно начинать новую жизнь. Они испытывают нарастающее ощущение обреченности, безысходности и, бывает, ждут смерти, как спасения. Если хотите жить, рано или поздно все равно придется бросать. Как-либо по-другому решить алкогольные проблемы невозможно. Счетчик жизни постоянно включен, чем раньше бросим, тем больше останется время на нормальную жизнь.

Роковая ошибка пьющих людей заключается в непоколебимой уверенности, что если бросить пить, то жизнь станет еще хуже. Трезвую жизнь и не пробовали, но все знают наперед. Художник и писатель Владимир Шинкарев приписывает знакомому алкоголику глубокомысленное наблюдение: «выпьешь – пьяный будешь, не выпьешь – трезвый, как дурак, останешься». Кстати, сам Шинкарев, изрядно потрудившись на ниве Бахуса и отдав дань алкогольной тематике в своих произведениях, нашел силы начать новую жизнь, хотя раньше считал, что трезвость для алкоголика – это смерть.

Но стоит алкоголику бросить пить, как его взгляды нередко непостижимым образом меняются на абсолютно противоположные. Примеров тому множество. Коллеги Шинкарева по содружеству художников-примитивистов «Митьки» Дмитрий Шагин и Александр Флоренский также давно покончили с пьянством. Больше того, они открыли в Санкт-Петербурге реабилитационный центр и активно помогают пьющим людям справиться с недугом. Очень показательна в этом отношении книга «Алкоголики о себе»1, включающая более 20 автобиографических рассказов бывших алкоголиков. Как вам понравится следующая история катаклизмов, которую я перескажу буквально в нескольких предложениях без красочных подробностей.

Молодой человек, переводчик по профессии, офицер КГБ, работавший с высшими должностными лицами могущественного ведомства, спивается и опускается до того, что ночует в подвалах с бомжами. В период активного пьянства 14 раз госпитализировался в психиатрические больницы, многократно лечился различными способами и продолжал пить, был на грани самоубийства. Ни во что не веря, прошел очередное стационарное лечение, на этот раз его научили жить трезвым по программе «12 шагов». В результате он не просто бросает пить, но и создает новый антиалкогольный центр, активно помогая другим избавиться от зависимости. Он пишет: « Я занимаюсь делом, о котором знаю не понаслышке, и я нужен этим людям, самым несчастным и тяжело больным, от которых отвернулся весь мир. И увидеть искру надежды на исцеление в их глазах для меня стало смыслом жизни». Вот такие метаморфозы произошли с человеком: из офицера КГБ в бомжи, из пропащего алкоголика в целителя – апологета трезвости!

Все рассказы из этого сборника весьма поучительны. Они свидетельствуют, что определение «безнадежный» даже к закоренелому алкоголику не очень подходит, потому что пока человек жив, у него сохраняется шанс.

________________________

[1] Лондон Дж. Джон-Ячменное зерно // Собрание сочинений в 14 томах. Том XI. М., 1961. С.168.

1 АЛКОГОЛИКИ О СЕБЕ. Серия «Путь к новой жизни», М., 000 Информационно-издательский центр Информ-12, 1997.

alcoholism.ru/chapter8.htm

4.857145
Средняя: 4.9 (7 votes)
Ваша оценка: Ничего